Школьные годы

Школьные годы

Оренбургская школа № 39

В первый класс я пошёл в 1954 году, когда мне уже исполнилось 7 лет. Наша семья жила на Парковом проспекте 42 , а дом , в котором мы жили, находился рядом со школой – школьные окна выходили к нам во двор.

Школу я полюбил с первых дней. Моя первая учительница  — Зоя Ивановна Журавкина. Это она первая научила нас читать и писать. В нашей школе  всегда было просторно, светло и чисто. Всё это – благодаря нянечкам, которые жили здесь же на первом этаже. Зоя Ивановна была учительницей по призванию – она могла увлечь самого непоседливого ученика,  даже такого как я. Все четыре года она нам была как мама, как символ знаний, как маяк,  который освещает путь в темноте. Я был хулиганистый мальчик и у неё было много проблем со мной. То стекло разобью, то в чернильницу какую — нибудь гадость насыплю, то ещё что нибудь похуже сделаю. Но она терпеливо относилась к нам и всё видела и понимала, а когда надо и защищала . Самое интересное было в праздники  — 1 мая и 7 ноября. С утра к школе подъезжали грузовые машины. Они все были чистые и покрашенные, а колёса выкрашены в белый цвет. Нас сажали в эти украшенные цветами грузовики, и мы двигались колонной к Дому советов, где проходила праздничная демонстрация, а затем через весь город нас везли на Урал и Сакмару (это реки, между которыми стоит Оренбург). Для нас такие поездки были незабываемы.

Из всех уроков больше всего я любил пение, потому, что любил петь. Мы с моей сестрой Галей даже участвовали в смотре художественной самодеятельности и получили первую премию. Нас мама научила петь песенку вдвоём – « Ах ты душечка моя красотка» и мы в украинских костюмах выступали на всех смотрах. И ещё помню, пел под баян « Орлёнок,  орлёнок взлети выше солнца». После четвёртого класса у нас уже было много учителей, но Зою Ивановну я никогда не забывал и в каждый свой приезд в Оренбург обязательно её навещал. Хорошо помню директора школы – Алексея Степановича, который помог нам в 7 классе создать эстрадный оркестр и большой оркестр народных инструментов, в котором я играл партию 2-й балалайки, медиатором,  сделанным из валенка. Рядом с нами находился парк им. Ленина, где каждый год был летний городской пионерский лагерь, который я посещал несколько лет.

Этот лагерь посещали дети, которые оставались летом в городе и им некуда было деться.

А вообще то я каждый год ездил в пионерский лагерь « Госторговля» —  в Дубках. Конечно как и все мальчишки я очень любил рыбалку и целыми днями пропадал на Урале, а иногда на Сакмаре.

Когда я учился уже в училище, то мы на велосипедах очень часто ездили с ночёвкой на Каргалку или Салмыш. Это увлечение я пронёс через всю жизнь. А на коньках я так и не научился кататься, потому, что у меня их не было. Где то нашёл один конёк, привязал его к валенку, а другой ногой отталкивался – вот и фигурное катание. Помню как папа сам, за одну ночь сделал мне лыжи, потому что надо было выступать на соревнованиях и я на этих лыжах, в валенках катался несколько зим.  До шестого класса, пока в моей жизни не появилась труба у нас была дружная мальчишечья компания. Мы целыми днями гоняли футбол на площадке, рядом с домом или где нибудь за сараями курили бычки, пока однажды мама меня не  поймала и излупила, а сама в больницу попала. С тех пор я никогда не курил и даже не думал об этом. Когда я стал посещать духовой оркестр в Доме пионеров, то сразу забросил и футбол и хоккей и теперь все мои интересы были связаны с трубой, а я с ней никогда не расставался и сразу после школы бежал в  Дом пионеров и если приходил раньше времени, то шёл в читальный зал и читал взахлёб всё подряд.

В школе — с пятого по седьмой класс у нас классным руководителем была Клавдия Андреевна Боткина – она преподавала математику и была очень строгая, но справедливая. Математику я не любил,  потому, что ничего в ней не понимал, особенно алгебру. Однажды мы с папой решили алгебраическую задачу и я гордый принёс домашнее задание в класс, а после проверки Клавдия Андреевна сказала, что ставит мне двойку, а папе пятёрку – за то, что он решил задачку арифметическим способом. Это был единственный случай, когда я обратил внимание на математику, а в седьмом классе на экзаменах просто списал контрольную по алгебре у Нинки Буниной. Клавдия Андреевна жила одна – муж погиб на фронте и мы с ребятами из класса часто ей помогали – то воды принести или дров наколоть, а то просто навестить, когда она болела. Инициатором таких мероприятий конечно был я, потому что я был самый активный в нашем 7 А классе, хотя и учился посредственно. Но как показало время этих знаний мне хватило на всю жизнь, потому как до сих пор помню всё, из того, что проходил в школе, особенно географию, историю, литературу – это те предметы, которые мне всегда нравились. Весь седьмой класс я посещал ДМШ № 3 ( ул. Караван — Сарайская ), по совету и содействию моего первого учителя на трубе, который был руководителем духового оркестра Дома пионеров. В музыкальную школу я пошёл потому, что не знал музыкальной грамоты, а собирался поступать в музыкальное училище.  Моим педагогом в этой школе был Гусев Сергей Владимирович, а теоретические предметы вела Галина Порфирьевна Хавторина, она же была завучем и помощником директора, а впоследствии директором этой школы. В музыкальной школе я узнал – что такое сольфеджио и теория музыки, а так же ф – но. В концертах школы я играл «Итальянскую песенку» Чайковского и романс Рубинштейна « Ночь» . Директор школы – Гари Арнольдович Столяров    (бывший дирижёр) всегда следил за моими успехами и старался мне помочь. На вступительных экзаменах в музыкальное училище всё это мне очень пригодилось. И в 1961 году , после седьмого класса я поступил в Оренбургское музыкальное училище. Так закончились мои школьные годы, но воспоминания о школе и моих первых учителях остались у меня на всю жизнь.

Бывший ученик школы № 39 , Заслуженный артист Р. Ф., солист оркестра Большого театра,

профессор Российской Академии Музыки им. Гнесиных

Вячеслав Прокопов